Урок 64 РАССКАЗ А. П. ЧЕХОВА «ТОСКА». ТРАГИЗМ СУДЬБЫ ГЕРОЯ РАССКАЗА

0
19
история

Урок 64 Рассказ А. П. Чехова «Тоска». Трагизм судьбы героя рассказа*

Цели: раскрыть смысл чеховского рассказа; развивать способности учащихся анализировать художественное произведение.

Ход урока

I. Работа по теме урока.

1. Выявление читательского восприятия учащихся.

Беседа.

1) Понравился ли вам рассказ А. П. Чехова «Тоска»?

2) Как вы его поняли? О чем рассказал нам А. П. Чехов?

3) Кто главный герой рассказа?

4) Отчего так болит душа извозчика Ионы Потапова?

5) Какова судьба героя? Отношение к нему окружающего мира?

6) Можно определить тему и основную идею рассказа «Тоска»?

2. Погружение в текст рассказа, чтение отдельных фрагментов, слово учителя.

Слово учителя. Как будто простенький, непритязательный по сюжету рассказ «Тоска» таит в себе громадное гуманистическое содержание.

Обратим внимание на настоящее время, в котором ведется повествование: это не только прием, оживляющий героев и события, – перед нами не уходящая в прошлое, постоянная душевная боль человека.

Извозчик Иона Потапов и его лошаденка застыли как изваяние под пластами снега. Настойчиво повторяющаяся деталь – снег, пласты снега, засыпающие и красящие набело извозчика и его лошаденку, – вырастает в конце концов чуть ли не в символ холодного и равнодушного мира.

Лошаденка, по всей вероятности, погружена в мысль. Заметим: не хозяин, а лошаденка размышляет; Иона словно окаменел. Поглощенный горем, он должен бы думать о сыне, но, как узнаем далее из рассказа, «про сына, когда один, думать он не может… Поговорить с кем-нибудь о нем можно, но самому думать и рисовать себе его образ невыносимо жутко…»

Какова же «мысль» лошаденки? По сути, это раздумья, которые постоянно должны бы посещать Иону: «Кого оторвали от плуга, от привычных серых картин и бросили сюда, в этот омут, полный чудовищных огней, неугомонного треска и бегущих людей, тому нельзя не думать».

Враждебный город врывается в сознание извозчика истошными криками, руганью, бранью. Попытка Ионы поделиться с седоком-военным своим горем прерывается грубым окриком: «Сворачивай, дьявол! Повылазило, что ли, старый пес? Гляди глазами!» Да и седок остается равнодушен к словам извозчика.

Тройка седоков, сменившая военного, оказывается еще более бесчеловечной. Равнодушие переходит в глумление и даже в рукоприкладство. Но вот что странно: измученный одиночеством человек и ругань, и подзатыльник воспринимает чуть ли не с радостью: все же рядом с ним люди, «и чувство одиночества начинает мало-помалу отлегать от груди». Отсюда – неадекватная реакция на ругань и подзатыльник. «Гы-ы, – смеется он. – Веселые господа… дай Бог здоровья!» Жутью веет от сопровождаемых смехом слов Ионы: «Гы-ы… веселые господа! Таперя у меня одна жена – сырая земля… Хи-хо-хо… Могила то есть… Сын-то вот помер, а я жив… Чудное дело, смерть дверью обозналась… Заместо того, чтоб ко мне идтить, она к сыну…»

А когда гуляки покидают сани, Иона долго глядит им вслед: «Опять он одинок, и опять наступает для него тишина… Утихшая ненадолго тоска появляется вновь и распирает грудь с еще большей силой».

Легкий юмор Чехова, пронизывающий весь рассказ, сменяется глубоким, грустным лиризмом, когда он говорит о тоске, «громадной, не знающей границ».

Внешне комичный эпизод беседы извозчика с лошадью на самом деле неизбывно трагичен. Это о нем слова брата писателя: «…вспоминаются слова твоего рассказа, где Иона говорит кобыле: “…был у тебя, скажем, жеребеночек и помер, и ты ему, скажем, мать… Ведь жалко?..” Я, конечно, перевираю, но в этом месте рассказа ты бессмертен».

3. Аналитическая беседа.

– Обратите внимание на описание снегопада, фигуры извозчика, его лошаденки. Какова роль этого описания?

– Какое значение для понимания картины и судьбы Ионы имеют слова рассказчика: «Кого оторвали от плуга, от привычных серых картин и бросили сюда, в этот омут, полный чудовищных огней, неугомонного треска и бегущих людей, тому нельзя не думать»?

– Каков, по-вашему, характер трагедии извозчика Ионы Потапова – сословный, возрастной или какой-то еще?

– Как сочетаются в рассказе сатира, тонкий юмор и грустный лиризм?

II. Итог урока.

– Современник А. П. Чехова С. Я. Елпатьевский писал: «Я несколько раз прочитывал рассказ «Тоска», и теперь, когда Чехов совсем ушел из жизни, я вспоминаю судьбу его, вспоминаю всего Чехова и не могу без волнения читать взятый им к этому рассказу эпиграф „Кому повем (поведаю) печаль мою?”».

Домашнее задание: вопросы 7, 9, 10, с. 39 (II часть учебника).

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь