Урок 7 М. В. ЛОМОНОСОВ – УЧЕНЫЙ, ПОЭТ, РЕФОРМАТОР РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА

0
25
анимация

Урок 7 М. В. Ломоносов – ученый, поэт, реформатор русского литературного языка

Цели: дать общие сведения о М. В. Ломоносове; Ломоносов – ученый, поэт, реформатор русского языка, стихосложения; познакомить с жанром оды.

Ход урока

I. Проверка домашнего задания.

1. Беседа.

– Что вам известно о жизни и творчестве М. В. Ломоносова?

– Какие произведения вам известны?

2. Выступления учащихся по темам:

– «Биография М. В. Ломоносова»;

– «Открытия Ломоносова в области физики, химии, прикладных наук».

II. Изучение нового материала.

1. Работа с учебником: чтение статьи о Ломоносове (с. 42–44).

2. Рассказ учителя о Ломоносове.

Вот что писал о Ломоносове А. С. Пушкин:

«Соединяя необыкновенную силу воли с необыкновенною силою понятия, ломоносов обнял все отрасли просвещения. Жажда науки была сильнейшею страстию сей души, исполненной страстей. Историк, ритор, механик, химик, минералог, художник и стихотворец, он все испытал и все проник; первый углубляется в историю отечества, утверждает правила общественного языка его, дает законы и образцы классического красноречия <…>, дарит художества мозаическими произведениями и, наконец, открывает нам истинные источники нашего поэтического языка».

Рассказ о Ломоносове можно было бы продолжить и его собственными высказываниями, раскрывающими высокую любовь к Родине, самоотверженную преданность русской науке и просвещению, сознание ответственности перед молодым поколением, чувство собственного достоинства, независимость мыслей и убеждений недавнего крестьянина, сына поморского рыбака, великим трудом и стремлениями к знаниям не только достигшего уровня передовой европейской науки, но и в ряде областей значительно превзошедшего его.

Вот лишь некоторые примеры.

Читают ученики-ассистенты.

1) Из письма к И. И. Шувалову, знатному вельможе, любимцу императрицы Елизаветы и «покровителю» Ломоносова: «…не токмо у стола знатных господ или у каких земных владык дураком быть не хочу, но ниже у самого Господа Бога, который дал мне смысл, пока разве отнимет…»

2) Из письма Ломоносова к Г. Н. Теплову, секретарю академической канцелярии: «Я бы охотно молчал и жил в покое, да боюсь наказания от правосудия и всемогущего промысла, который не лишил меня дарования и прилежания в учении и ныне дозволил случай, дал терпение и благородную упрямку и смелость к преодолению всех препятствий к распространению наук в отечестве, что мне всего в жизни моей дороже… Что ж до меня надлежит, то я к сему себя посвятил, чтобы до гроба моего с неприятелями наук Российских бороться, как уже борюсь 20 лет; стоял за них с молода, на старость не покину».

3) Из заметки, найденной среди бумаг Ломоносова после его смерти: «…за то терплю, что стараюсь защитить труд Петра Великого, чтобы научились Россияне, чтобы показали свое достоинство… Я не тужу о смерти; пожил, потерпел и знаю, что обо мне дети отечества пожалеют».

Щедро одаренный талантами, Ломоносов занимался многими научными дисциплинами. Его энциклопедизм поразителен. На уроках же литературы мы будем говорить о Ломоносове как о реформаторе русского языка, стихосложения, о Ломоносове, которого В. Г. Белинский назвал «Петр Великий русской литературы».

Главным для М. В. Ломоносова было найти такую основу литературного языка, которая сделала бы книгу понятной широкому кругу читателей, приблизила бы письменную речь к особенностям устной народной поэзии.

Чтобы показать деятельность Ломоносова по упорядочению русской литературной речи, прочитаем отрывки из двух переводов одного и того же стихотворения древнегреческого поэта Анакреона. Оба поэта-переводчика – не только современники, но и почти ровесники.

О любви

…Любовь, пришед к моим дверям,

Громко стал у них стучаться.

«Кто стучит там? – закричал я. –

И сну моему мешает?»

«Отвори, – Любовь сказал мне, –

Младенец я есьм; не бойся,

Весь обмокл в безлунной ночи,

С пути, бедной, заблудился».

Сжалился я, то услышав,

И, свечу тотчас зажегши,

Отворил; я вижу, правда,

Крылата младенца с луком

И с тулом стрел за плечами…

А. Кантемир (1708–1744)

А. Кантемир при переводе заменил имя Купидон (в римской мифологии – бог любви, изображаемый в виде мальчика с луком и стрелами) словом «любовь», пренебрегая тем, что русское слово женского рода не может стать мужским именем.

А вот перевод этого же отрывка Ломоносовым:

Ночною темнотою

(из Анакреона)

…Внезапно постучался

У двери Купидон,

Приятный перервался

В начале самом сон.

«Кто так стучится смело?» –

Со гневом я вскричал.

«Согрей обмерзло тело, –

Сквозь дверь он отвечал. –

Чего ты устрашился?

Я – мальчик, чуть дышу,

Я ночью заблудился,

Обмок и весь дрожу».

Тогда мне жалко стало,

Я свечку засветил,

Не медливши нимало

К себе его пустил.

Увидел, что крылами

Он машет за спиной,

Колчан набит стрелами,

Лук стянут тетивой…

Различие двух стихотворных переводов очевидно: тяжелые, 8-сложные силлабические строки, лишенные рифм, стиха Кантемира и легкие, подвижные 3-стопные ямбы строф Ломоносова, украшенные перекрестными рифмами.

3. Работа по опорному конспекту.

Реформаторская деятельность Ломоносова
в области русского языка и литературы. Реформа стихосложения

Вирши петровской эпохи

О коль ве-ли-ю ра-ость // аз есмь об-ре-тох

Ку-пи-до Ве-не-ри-ну // ми-лость при-не-сох

Сол-це лу-чи сво-и // на мя спус-ти-ло

И злу пе-чаль// во ра-дость мне об-ра-ти-ло

Силлабическое (слоговое) стихосложение; равное число слогов в строке; цензура – пауза в середине; на предпоследнем слоге обязательное ударение; рифма связывает смежные строки

В. К. Тредиаковский

Ранняя редакция

Ах! Невозможно сердцу пробыть без печали,

Хоть уже и глаза мои плакать перестали;

Ибо сердечна друга не могу забыти,

Без которого всегда принужден я быти…

Последующая редакция

Не возможно сердцу, ах! не иметь печали,

Очи такожде еще плакать не престали:

Друга милого весьма не могу забыти,

Без которого теперь надлежит мне быти.

1735 г. «Новый и краткий способ
к стихосложению российских стихов». Сделан переход к силлабо-тоническому слогоударному стихосложению.

Равное количество слогов и ударений. Рифма коснулась в основном многосложных строк; предпочтение отдано хорею

М. В. Ломоносов

Ночною темнотою

Покрылись небеса.

Все люди для покою

Сомкнули уж глаза.

Внезапно постучался

У двери Купидон,

Приятный перервался

В начале самом сон.

1739 г. «Письма о правилах русского стихотворства».

Реформа распространена на все размеры; описано 30 стихотворных размеров; открытие 4-стопного ямба

4. Составление схем.

Жанрово-стилевая реформа

5. Рассказ учителя о жанре оды.

Обучение конспектированию.

Жанр оды – любимый жанр Ломоносова. Каково его место и значение в русском классицизме?

Ода – стихотворное лирическое произведение, в котором поэт торжественным, величавым языком («высоким штилем») выражал чувства восхищения, восторга перед каким-либо значительным событием, выдающимся человеком или необыкновенным явлением природы (запись в тетрадь).

У древних греков одой называлась хвалебная песнь в честь богов, героев, знаменитых граждан.

Правила, которым следовали западноевропейские поэты-одописцы XVII в., требовали:

а) чтобы ода посвящалась только важным предметам;

б) чтобы она выражала восторженное чувство ее создателя;

в) чтобы в построении оды царил «лирический беспорядок», передающий взволнованность автора, и в то же время сохранялись обязательные части: приступ, изложение, заключение;

г) чтобы язык ее был украшен именами греческих и римских богов и героев, словами «пою», «лира» и т. п.

Русский классицизм сформировался позднее западноевропейского; в нем нашли отражение идеи Просвещения – вера в силу науки, воспитания, образования, убеждение в природном равенстве всех людей. Эти новые идеи придали особый характер русской литературе XVIII в. Хвалебная ода заняла в ней одно из главных мест. Несмотря на то что ода сочинялась в связи с каким-нибудь официальным событием – военной победой, очередной годовщиной вступления на престол царствующей особы и т. п., Ломоносов всегда находил возможность говорить о том, что его волновало, что было особенно важным для России. Его хвалы Елизавете носили поучительный характер и были, скорее, похвалами не за то, что совершено императрицей, а за то, что должна была бы она предпринять в интересах государства, науки, просвещения.

Домашнее задание: читать «Оду на день восшествия…», отметить непонятные и устаревшие слова и выражения; выучить материалы урока, отмеченные в рабочих тетрадях.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь