Урок 33 «РЕВИЗОР»: ПЕРВОЕ И ВТОРОЕ ДЕЙСТВИЯ. ХЛЕСТАКОВ И «МИРАЖНАЯ ИНТРИГА» (Ю. МАНН)

0
21
информатика

Урок 33 «РЕВИЗОР»: ПЕРВОЕ И ВТОРОЕ ДЕЙСТВИЯ. ХЛЕСТАКОВ И «МИРАЖНАЯ ИНТРИГА» (Ю. МАНН)

Цели урока: познакомить, прокомментировать и обсудить события и характеры I и II действий комедии; начать работу над составлением цитатного плана; работать над выразительным чтением по ролям.

Ход урока

I. Организационный момент.

II. Проверка домашнего задания.

1. Опыты устных сочинений (инд. задание).

– Как чувствовали себя, создавая собственное произведение о театре – точнее, о себе в театре?

– Что удалось сравнительно легко (если, разумеется, удалось)?

– А что доставило муки? Удалось ли их преодолеть?

2. Рецензирование первых опытов театральных эссе (размышлений, раздумий свободных, словно наедине с самим собой).

– Что, несомненно, удалось сегодняшним авторам?

– Что пока не получилось?

3. Пересказ статьи из учебника «О замысле, постановке и написании «ревизора».

III. Работа по новой теме.

1. Слово учителя.

Итак, не пора ли нам сделать остановку в городе, где правит Сквозник-Дмухановский, а правосудие вершит Ляпкин-Тяпкин, в компании с полицейскими Уховертовым, Свистуновым и Держимордой, больницами же ведает Артемий Филиппович Земляника, а исцеляет больных уездный лекарь Христиан Иванович Гибнер…

Итак, «Ревизор». Комедия в пяти действиях.

«На зеркало неча пенять, / коли рожа крива». Народная пословица.

– Это каким же надо быть ревизору, чтобы угодить в комедию? И какой он после этого ревизор?

И тут же эпиграф: «На зеркало неча пенять…»

Вспомните эпиграф к «Капитанской дочке» Пушкина, тоже открывающейся народной пословицей. У Пушкина – призывно-патетическое: «Береги честь смолоду», у Гоголя – подзадоривающе-издевательское: «зеркало» и «рожа», в нем отраженная!

Ни один драматург не открывал так пьесу: чтобы в ней вроде бы ничего не произошло, но вместе с тем едва ли не «все» уже состоялось, случилось, и это «все» – настроение читателя-зрителя: он не может удержаться от смеха при таком «зеркале» и такой «роже».

Попытаемся представить, как выглядели бы «отцы города» в вашем исполнении.

2. Чтение по ролям (I действие, явление 1).

3. Беседа о прочитанном.

– Кто же и как запечатлен у Гоголя? Такие важные и солидные «отцы города», и вдруг всего несколько робких, бессвязных слов смогли произнести, словно дар речи потеряли: «Как ревизор?» Как же жалок и смешон этот страх чиновников!

– Какие реплики гоголевских героев в «Ревизоре» сразу же запомнились, показались особенно удачными, выразительными? («Как ревизор?», «Вот те на!», «Вы не того, вы не…», о «грешках», о «войне».)

– Как встретили эти предположения о причине неожиданного визита ревизора? (Конечно же, это смешно, глупо. Но они важно, со знанием дела, гнут свое! Почему? Да, каждый хочет показаться умнее и осведомленнее другого: ну, не Бобчинский ли с Добчинским?!)

– А ведь все началось с элементарного страха. Меняются ли гоголевские чиновники, да и атмосфера 1-го действия?

Вспомним еще раз многословие городничего и витиеватость его первой фразы, открывшей гоголевскую комедию «Я пригласил вас…». Он официален и многозначителен, в тоне и словах его, в усложненности фразы даже какая-то торжественность. Можно ли по этой фразе («пренеприятное известие: к нам едет ревизор»), по тому, как она произнесена, заподозрить городничего в трусости? Ни в коей мере! Хотя он как «умный человек» не пропустит того, «что плывет в руки», и «грешков» у него!.. Но с каким достоинством он держится, нагоняя при этом страх на чиновников? Как удалось это ему? Обратите внимание, городничий не сразу сообщает чиновникам «пренеприятное известие», а постепенно, умалчивая пока о самом неприятном и опасном: подготовив своих коллег к грядущим неприятностям и услышав их первые недоуменные вопросы, самую тревожную подробность он сообщает спокойно, как ни в чем не бывало: «Ревизор из Петербурга, инкогнито. И еще с секретным предписанием».

Как блистательно Гоголь и «…завязывает» комедию, и строит диалоги и отдельные реплики, как важны у него даже малозаметные частности, вплоть до отдельного словечка или пунктуации. Так и следует читать Гоголя, вчитываясь в гениальные мелочи.

Вчитываясь, мы не только слышим, но и видим любого гоголевского персонажа. Как? Благодаря чему?

– Обратимся вновь к тексту, к эпизоду чтения городничим письма: «Любезный друг, кум и добродетель (бормочет вполголоса, пробегая скоро глазами… значительно поднимает палец вверх)».

А вот Христиан Иванович Гибнер: издает звук, отчасти похожий на букву «и» и несколько на «е».

– Вот мы и обнаружили еще один секрет пьесы: без авторского слова не может обойтись даже драматическое произведение. Ремарка – своеобразная подсказка актеру. «Ревизор» просто пестрит ремарками! Они очень лаконичны, синтаксически не связаны с текстом и не произносятся, а лишь прочитываются, чтобы быть сыграны, а в тексте пьесы заключаются в скобки.

4. Первое сценическое испытание комедии и ее предыстория.

– А теперь мне хотелось бы предложить вам взглянуть на комедию Гоголя глазами автора: предвидел ли он, как встретят его «Ревизора» современники?

Представляете: в Малом театре на первом представлении «Ревизора» – ни одного смешка(!), в роли городничего – любимец публики, прославленный Михаил Семенович Щепкин, и – гробовое молчание зала. Автор же мечется за кулисами, убежденный, что его комедия провалилась. И как только по окончании 1-го действия предстал перед Гоголем еще не остывший от роли Щепкин, писатель, чуть не плача, спросил его: «Неужели провал?» Актер же ответил недоумением: «С чего вы взяли, Николай Васильевич?» – «Но ведь никто не смеялся!» – растерянно произнес Гоголь. – «Да, не смеялись, – улыбнувшись, согласился Щепкин. – ну и что же? Да и как они могли смеяться, если внизу сидят те, кто берет взятки, а наверху (балкон, галерка, билеты подешевле) – те, кто дает их».

События в комедии Гоголя настолько естественны, правдоподобны, они настолько житейски, что невольно хочется узнать: а что, подобный случай с чиновниками, обманувшимися насчет ревизора, действительно был или Гоголь все это придумал, сочинил?

Рассказ учащегося об истории создания комедии (домашнее задание).

Слово учителя.

Да, создать «Ревизора» побудил Гоголя Пушкин, рассказав ему историю, приключившуюся в одном провинциальном городе с его приятелем; представить ее нетрудно по комедии Гоголя, только Хлестаков здесь ни при чем. Ведь, оказавшись на месте Хлестакова, пушкинский приятель повел себя совершенно иначе, чем гоголевский герой: поспешил оставить не в меру гостеприимный город, вырваться из объятий радушных чиновников.

Подарив сюжет Гоголю, Пушкин мечтал, чтобы будущее творение стало настоящим праздником смеха. Своей комедией Гоголь высмеял то, к чему веками притерпелись, высмеял привычное!

И вновь на память приходят сцены из комедии.

Воссоздание в эмоционально-игровом пересказе сцены спора городничего и судьи о том, что каждый из них берет взятки.

Вывод учителя.

Обратите внимание, как настойчив судья в своих представлениях о взятке, тем более что исповедует он взгляды достаточно оригинальные, до которых, как и до остальных своих воззрений, «сам собою дошел, собственным умом».

Но ведь за каждой взяткой – человек, тот, кому дают, и комедия Гоголя поражает многолюдством взяточников!

Драматург низвел взятку до комической нелепости, поскольку нелепы, ничтожны, смешны взяточники. Так почему же ублажают взятками такое ничтожество, фитюльку – Хлестакова?

Потому, что он важная столичная штучка, в чем ни на мгновение не усомнились чиновники, «ревизор», «да еще инкогнито», да к тому же «с секретным предписанием»!

И господа чиновники никак не могут, не желают лишить себя промысла, к которому они привыкли и который их кормит больше, чем государственная служба, – лишить себя взятки!

А что же творится в городе, почему так необходима взятка?

Как же представить город, который предстоит рассматривать ревизору?

Гоголь блистательно справился с этой задачей: его герои вдруг разговорились вовсю, причем болтовня их тут же переносит читателя в разные «заведения» города – будь то суд, больница или «учебное заведение».

5. Монологические высказывания учащихся о суде, больнице, училище.

6. Анализ II действия.

Слово учителя.

У Гоголя в «Ревизоре» что ни новая сцена, то непременно кульминация!

Отчего же чиновники и город так смешны? Всего-навсего оттого, что он непролазно глуп, этот город, однако в «учености» своей и «мудрости» не сомневается! Оттого так любят пускаться в глубокомысленные рассуждения городничий, судья, Земляника и даже почти бессловесный Лука Лукич Хлопов. Наверно, именно поэтому так уморительна сцена, где Добчинский и Бобчинский подогревают чиновников своей «версией» о таинственном «инкогнито» из Петербурга.

Блистательный ход Гоголя: он поставил нас, читателей и зрителей, в положение более выгодное, чем то, в котором, по его же авторской воле, пребывают персонажи: мы знаем, кто такой Хлестаков, а у городничего «проклятое инкогнито» на уме, и перед нами разыгрывается едва ли не фарс. Хлестаков и городничий нагоняют страх друг на друга, состязаясь и в страхе, и в подобострастии. Ведь они не могут понять друг друга, они упираются, отбиваются друг от друга – ну никак не хочет Хлестаков переехать на новую квартиру, а городничий все свои надежды на взаимопонимание с ревизором только с этим и связывает.

7. Чтение по ролям (II действие, явление 8).

– На чем же они сходятся? На взятке! Она, проклятущая, их породнила.

А затем, промеж четырех стен, без свидетелей (как и должно быть по «законам» взяткодательства), взятку, и, конечно же, большую, чем просил, понятно «в долг», их превосходительство, «ввернул» Хлестакову Земляника, повторив городничего…

Совершилось знаменательное событие: те, кто привык взятки брать, теперь столь же привычно их отдают! Взяточник по воле Гоголя превратился во взяткодателя!

Надо же до того унизиться, чтобы самому раскошелиться, и еще как!

IV. Подведение итогов урока.

– Не вспоминаете начало сценической истории «Ревизора»? да, объяснение Щепкина: почему зрители не смеялись.

Гоголевская комедия вносит существенное уточнение в мысль великого актера: если зрительный зал делился на тех, кто берет, и на тех, кто дает взятки, то комедия Гоголя их объединила: и те, кто берет, неизбежно становятся дающими! Не столь важно, испытали ли это на собственной шкуре чиновные зрители гоголевской комедии или были в смятении от перспективы, которую вдруг приоткрыл им писатель, превращая важную персону в «фитюльку», – противоположно тому, что пытался проделать с самим собой Хлестаков: их репутации гоголевским смехом был нанесен непоправимый удар!

Домашнее задание: подготовить выразительное чтение по ролям III действия; продолжить составление цитатного плана.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь