Урок 14 Н. М. КАРАМЗИН – ПИСАТЕЛЬ И ИСТОРИК

0
15
алгоритмы

Урок 14 Н. м. карамзин – писатель и историк

Цели: продолжить знакомство с жизнью и творчеством Н. М. Карамзина; работать над выразительным чтением стихотворения, прозаических отрывков.

Ход урока

I. Работа по теме урока.

1. Рассказ учителя о Н. М. Карамзине.

К чему ни обратитесь в нашей литературе – всему начало положено Карамзиным: журналистике, критике, повести-роману, повести исторической, публицизму, изучению истории.

В. Г. Белинский

Кто же он такой, Николай Михайлович Карамзин? В чем его заслуги перед литературой, отечеством?

Николай Михайлович Карамзин родился 1 декабря (по старому стилю) 1766 г. в семье симбирского дворянина. Детство его прошло в деревне на берегу Волги, там он овладел основами грамоты. затем – симбирский пансион, а вскоре его определили в пансион Шадена, профессора Московского университета, где он получил широкое образование гуманитарного профиля, близкое к университетскому. С 1783 г. – военная служба, которая прерывается в связи со смертью отца. Отставка. Встреча с И. П. Тургеневым, которая приводит Карамзина в Москву. Ранний период творчества писателя связан с кругом Новикова. В годы, когда Новиков возглавлял Типографическую компанию, он привлек Карамзина к сотрудничеству и поручил ему редактирование первого в России специального журнала для детей «Детское чтение» (1785–1789 гг.). Человек и его переживания станут впоследствии неотъемлемой частью творчества Карамзина. Эстетические и мировоззренческие взгляды его формируются под воздействием двух полярных «систем» – масонства, о котором мы уже говорили, и просветительства. Воздействие философских и эстетических идей английского, французского и немецкого Просвещения испытывал Карамзин уже с молодых лет. Он верил в «изящность законов чистого разума», усвоил урок просветителей о внесословной ценности личности. Культура просвещения навсегда стала в глазах Карамзина «палладиумом благонравия».

«Республиканец» в душе, Карамзин переводит на русский язык шекспировского «Юлия Цезаря» (1787 г.) и трагедию Лессинга «Эмилия Галотти» (1788 г.), восхищается в молодые годы ораторами французской буржуазной революции, внимательно следит за развертыванием событий во Франции вплоть до эпохи якобинской диктатуры, которую он переживает болезненно и под влиянием которой испытывает глубокий внутренний кризис. В литературных письмах – «Мелодор к Филалету» и «Филалет к Мелодору» (1793–1794 гг.) – слышно трагическое разочарование писателя в идеалах Просвещения. «Век Просвещения! Я не узнаю тебя – в крови и пламени не узнаю тебя, среди убийств и разрушений не узнаю тебя!» – восклицает Мелодор. В ответ на его сетование Филалет горестно призывает искать «источник блаженства в собственной груди нашей».

Утверждая вслед за Руссо, что республика – лучшая форма правления для малых стран, Карамзин отныне твердо отстаивает благотворность для России и для крупных государств вообще монархии как гарантии прочного общественного порядка. Он признает прочными лишь те изменения государственного и общественного уклада, которые осуществляются мирно, «посредством медленных, но верных, безопасных успехов разума, просвещения, воспитания, добрых нравов».

Карамзин-художник формировался под широким влиянием западноевропейской культуры. Особенно сильным было воздействие, оказанное на Карамзина творчеством Руссо.

Карамзин-просветитель с горячим восхищением относился к Шекспиру, Т. Мору, Ричардсону, Гольдони, Гете. Его знание европейской культуры – литературы, философии, общественной мысли – носило подлинно энциклопедический характер.

Итогом длительного пребывания за границей (с мая 1789 г. по сентябрь 1790 г.) стали «Письма русского путешественника», надолго ставшие образцом для многочисленных позднейших писателей-«путешественников» эпохи русского сентиментализма.

Карамзин побывал в германии, Швейцарии, Франции, Англии. Его «Письма…» содержат обширный информационный материал об общественной и культурной жизни этих стран. При этом писатель стремится передать чувства, возникающие у него под влиянием увиденного. Анализ этих чувств ведет автора к самоуглублению и самонаблюдению. Прощаясь с читателем в последнем письме, Карамзин делает знаменательное признание: «Вот зеркало души моей в течение осьмнадцати месяцев; оно через двадцать лет (если столько проживу на свете) будет для меня еще приятно – пусть для меня одного! Загляну и увижу, каков я был, как думал и мечтал; а что человеку (между нами будь сказано) занимательнее самого себя?»

«Письма русского путешественника» печатались в «Московском журнале» (1791–1792 гг.), издание которого Карамзин предпринял по возвращении из-за границы.

В «Московском журнале» появилась и повесть Карамзина «Бедная Лиза» (1792 г.), с восторгом принятая современниками.

Лаконизм повествования, тонкость художественного письма, умение сделать читателя соучастником переживаний героев, одухотворенность и лиричность то мрачного, то радостного весеннего, то бурного и грозного пейзажа, созвучного чувствам автора и персонажей повести, сложность психологического рисунка – все это было ново для русского читателя. Повесть Карамзина воспринималась как быль (так же, как это было в Германии со «Страданиями юного Вертера» Гете); окрестности Симонова монастыря, где жила и погибла Лиза, «Лизин пруд» стали надолго любимым местом паломничества образованной дворянской публики.

Прозаические опыты Карамзина по жанровой структуре не повторяли друг друга. Среди них и образцы бессюжетной лирической прозы, и любовно-психологическая повесть, и исторические повести («Наталья, боярская дочь», 1792 г. и «Марфа-посадница», 1803 г.), и ироническая повесть-сказка, и таинственный рассказ-миниатюра с элементами проромантической готики («Остров Бурнгольм»). Пейзажные зарисовки, лирические медитации, прозаические элегии делают достоянием его прозы мотивы, которые прежде были исключительным владением поэзии. Большое значение приобретают сложные перифразы, психологические эпитеты, лексические и синтаксические повторы, звукопись, приемы музыкально-ритмиче-ского построения.

За «Московским журналом» в 1802–1803 гг. Карамзин основывает надолго ставший лучшим русским литературным журналом «Вестник Европы», где появляются критические, публицистические, исторические статьи писателя.

Венцом деятельности Карамзина – писателя и историка – стала многотомная «История государства Российского». Смерть писателя в 1826 г. прервала эту работу на XII томе, где излагались события Смутного времени, а само повествование дошло до 1611 года.

2. Доклады учащихся.

«Карамзин – историк государства российского».

«История Государства Российского» Карамзина познакомила несколько поколений русских читателей с отечественной историей, содействовала процессу становления в стране национального самосознания в годы, предшествовавшие восстанию декабристов. Несмотря на то что она вызвала недовольство и возражения декабристской молодежи (в том числе молодого Пушкина) из-за своей монархической тенденции, «История…» была для того времени не только школой критики источников и вообще важной вехой в развитии национальной исторической мысли, она имела большое воспитательное значение и явилась одним из первых опытов многостороннего изображения главнейших характеров и событий русской истории от ее истоков до начала XVII в.

«Языковая реформа Карамзина».

И в прозе, и в стихах Карамзин стремился устранить разрыв между языком письменным, книжным, и разговорным языком «хорошего общества».

Языковая реформа Карамзина противостояла ломоносовскому принципу «трех штилей». Отвергая высокий слог классической трагедии и оды, так же как и бытовое просторечие низкого, Карамзин ориентировался на единый для всех литературных жанров «средний» слог. И хотя Карамзин значительно обогатил русскую лексику и семантику новыми смысловыми оттенками, новыми словами и понятиями, разработанные им языковые формы оставались оторванными от народной речи. Нормой для него служил разговорный язык образованного общества, язык дворянской интеллигенции, и это делало его реформу половинчатой и ограниченной. Неотшлифованный, повседневный бытовой язык народа представлялся Карамзину грубым и непоэтическим. Сильные и слабые стороны его позиции раскрыла полемика о «старом и новом слоге», разгоревшаяся в первом десятилетии XIX в.

II. Итог урока.

1. Слово учителя.

В XVIII в. русская литература в своем стремительном развитии решала важную задачу, которую Пушкин определил формулой: «…в просвещении стать с веком наравне». Задача эта являлась естественным результатом выхода России как великой державы на мировую арену и усвоения ею общеевропейских достижений. Оды Ломоносова и Державина, комедии Фонвизина, «Путешествие из Петербурга в Москву» Радищева, проза Карамзина и его «История государства Российского» образовали тот прочный и необходимый фундамент, без которого было бы невозможным построение здания русской классической литературы.

Наиболее сильную сторону русской литературы XVIII в., в лучших ее образцах тяготевшей к сближению с жизнью, к глубине и широте ее осмысления, составляли патриотизм, гражданственность, высокая человечность и мужественность, восприимчивость к передовым идеям века, могучая выразительность и музыкальность.

Все это подготовило последующие великие достижения русской литературы XIX в.

2. Выразительное чтение стихотворений Карамзина, подготовленных дома, с обоснованием учащимися своего выбора.

Домашнее задание: сочинение «Бессмертные страницы литературы XVIII в.».

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь