ЛК 3 Сущность тренинговых методов

0
30

Прежде чем ознакомиться с материалом третьей лекции, выполните, пожалуйста, следующее задание: заполните представленный ниже бланк. Постарайтесь заполнить первый и третий столбцы полностью.

Бланк 1. Самоанализ

Сохраните этот бланк. В конце нашего курса мы еще к нему вернемся. А теперь перейдем к лекции.

ОБЩЕЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ТРЕНИНГОВОМ МЕТОДЕ
Если начинающий тренер обратится к литературе, описывающей тренинговые методы, то, думается, отчаяние его будет безграничным. Мало того что названий методов очень много, так еще и едва ли не каждый автор понимает под тем или иным методом что-то исключительно свое, родное и горячо любимое. И хотя к базовым тренинговым методам традиционно относят групповую дискуссию, игровые методы и психогимнастику, но как понимать групповую дискуссию и что следует относить к психогимнастике, а что ни в коем случае — по этому поводу мнения порой кардинально разнятся, и каждый упорно стоит на своем.
Многие исследователи оправдывают такую ситуацию отсутствием разработанной методологии тренинга. А каково начинающему тренеру, который оказывается не способен понять, каким методом он сам пользуется, да и можно ли считать то, что он делает, вообще тренингом?
Поскольку тема нашего курса «Методы психологического тренинга в школе», то нам ничего не остается, как последовательно разобрать возникающие трудности по поводу категории «тренинговый метод» и предложить возможные пути их преодоления.
Во второй лекции «Тренинг в системе методов практической психологии» сам тренинг был определен как метод работы психолога с клиентом, когда клиент делает то, чему он пришел тренироваться. Для того чтобы участники группы могли делать то, что они хотят научиться делать, то есть могли тренироваться, необходимо, чтобы в процессе тренинга у них была возможность узнать нечто о том, как это делать, захотеть это делать и — собственно делать.
Иными словами, надо, чтобы тренинг не был псевдореальностью, «изображающей» жизнь, а оказался самой настоящей реальностью.
В нашей обыденной жизни происходят разнообразные события. Проживая события, мы приобретаем опыт переживаний, формируем жизненные представления, вырабатываем субъективные отношения, приобретаем необходимые умения. На тренинге должно осуществляться то же самое.
Но что же такое вообще — метод? В широком смысле метод понимается как способ достижения цели, осуществления познания, освоения и преобразования объектов действительности, включающий в себя общие принципы и конкретные приемы обращения с тем или иным предметом.
Говоря о тренинговых методах, мы должны подчеркнуть, что в этом случае методы направлены не на объект действительности, а на субъекта. Точнее сказать, на субъектов двух типов — индивидуального и группового. Из этого следует, что возможна классификация тренинговых методов на те, которые направлены на отдельных участников, и те, которые предполагают работу с группой как целым.
Однако в реальности тренинга индивидуальные и групповые процессы слиты в едином потоке, поэтому сам тренер фактически осуществляет работу на трех уровнях: в группе (с отдельным участником), с группой (как единым целым), через группу (с отдельными участниками средствами самой группы). Следовательно, при разработке классификации тренинговых методов необходимо опираться на критерии, в которых учтены, с одной стороны, единство индивидуальных и групповых процессов, а с другой — уровни осуществления деятельности тренера.
Мнение о том, что тренинг — это «понарошку», а жизнь — это «совсем другое», приводит на память известные споры о том, что такое реальность и есть ли она вообще.
Наиболее ярким высказыванием на эту тему, пришедшим к нам сквозь столетия, пожалуй, можно считать высказывание, принадлежащее великому китайскому философу Лао Цзы:
Однажды я, Чжуан Чжоу, увидел себя во сне бабочкой — счастливой бабочкой, которая порхала среди цветков в свое удовольствие и вовсе не знала, что она — Чжуан Чжоу. Внезапно я проснулся и увидел, что я — Чжуан Чжоу. И я не знал, то ли я Чжуан Чжоу, которому приснилось, что он — бабочка, то ли бабочка, которой снится, что она — Чжуан Чжоу. А ведь между Чжуан Чжоу и бабочкой, несомненно, есть различие.
Следовательно, и в тренинге должно происходить множество событий, и именно события образуют важнейшее содержание тренинга. Нет событий — нет тренинга!
Что же нужно для того, чтобы в тренинге постоянно возникали события? Нужно, чтобы именно на это тренер направлял свою активность. Иначе говоря, методы, применяемые тренером, должны выступать способом организации событийности тренинга. С методологической точки зрения событие— это конкретное проявление движения в пространстве и времени. Вот теперь можно дать определение метода в тренинге.
Итак, тренинговый метод — это способ организации движения (активности) участников в пространстве и времени тренинга с целью достижения изменений в их жизни и в них самих.

ВАЖНЕЙШИЕ ПРИНЦИПЫ РЕАЛИЗАЦИИ ТРЕНИНГОВЫХ МЕТОДОВ
Очевидно, что идея о событийной природе тренинга должна найти воплощение в тех принципах, на которых базируются тренинговые методы. Из данного выше определения тренинга логично вытекает мысль о том, что это должны быть принципы: 1) организации движения; 2) организации пространства; 3) организации времени. Таковы, соответственно, принцип событийности, принцип симболизма, принцип трансспективы.

Принцип событийности
Суть этого принципа заключается в следующем: при проведении тренинга психолог должен обеспечить превращение его движения в цепь связанных между собой событий, которые будут переживаться участниками как целостность, единство, неразрывность изменений, происходящих в них и в окружающем.
Проще говоря, тренинг должен сам по себе быть событием для каждого участника. Лишь тогда возможно его — участника — личное движение, лишь тогда возможны изменения в нем. В этом случае освоение какой-либо деятельности в процессе тренинга будет сопровождаться осознанием роста своих возможностей. А ведь возможность — это взаимодополнительность свойств самого человека и предметов окружающего мира. Следовательно, если в тренинге происходят какие-то важные события, то изменяются свойства участников — но изменяются и свойства окружающего мира! Происходит единое, слитое в одном процессе изменение человека и его мира.
Проиллюстрируем эту мысль примером. Скажем, психолог ведет со старшеклассниками тренинг профессионального самоопределения. Можно свести его к банальному информированию об имеющихся в городе вузах и специальностях, по которым они готовят. Можно проконсультировать каждого участника по результатам психодиагностики имеющихся у него качеств и свойств и объяснить, к какому типу профессий он в большей степени склонен. Можно, в конце концов, прямо сказать кому-то, что ему одна дорога — в техническое училище, и сообщить, что с директором этого самого училища уже есть договоренность.
А можно организовать именно тренинг — с использованием специальных профориентационных упражнений и игр профессионального и личностного самоопределения (см. замечательные разработки Н.С. Пряжникова), в процессе которых старшеклассники не только откроют в себе новые свойства и качества, но и увидят для себя новые возможности! А это и есть события, ведущие к изменениям. Участник при этом проживает неразрывность динамики его внутренних состояний и происходящих в его окружении изменений.

Принцип симболизма
Сначала поясню, почему именно «симболизм», а не «символизм». О.А. Свирепо и О.С. Туманова пишут (2004, с. 9): «Давным-давно в Древней Греции, отправляясь в далекие края, люди брали с собой осколок глиняной пластины, другой кусочек оставляли тем, с кем были связаны союзом или узами наследственной дружбы. Если до новой встречи проходили годы, внешность менялась и они уже не могли узнать друг друга, то на помощь приходили эти пластины, которые назывались symballon — совпадающие осколки целого».
Символ (правильнее — симбол) таким образом — это знак единства, знак взаимодополнительности, знак, указывающий на недостающее, но необходимое для достижения завершенности. Так же как кусок глиняной пластины, обломанный нарочито небрежно, идеально подходил к одному и только одному обломку, так и каждый участник тренинга может (и должен) увидеть свое совпадение с окружающим миром в пространстве жизни, увидеть себя как часть целого. И не только в мире вообще, но и в пространстве своей группы.
Если в других участниках человеку удается узнать себя и ощутить свое единство с ними в пространстве тренинга, то это и есть реализация принципа симболизма.
Кроме того, из этого принципа следует особое внимание к использованию в системе тренинговых методов символов, образов, метафор.

Принцип трансспективы
Согласно этому принципу психолог должен ориентироваться на создание в тренинге условий для проживания участниками событий в их единстве с событиями прошлого и будущего, фактически в их неразрывности во времени. Линейность времени — понятие условное. Психологическое время может проживаться совершенно по-разному: циклически, фрагментарно, синкретически.
Достаточно очевидно, что происходящие события могут менять не только настоящий момент, они способны изменять прошлое и будущее. Это легко проиллюстрировать примерами «всплывания» вытесненных воспоминаний и переосмысления событий прошлого в психоанализе или «программирования будущего» в НЛП. Действительно, не зря же в начале 90-х СССР называли на Западе «страной с самым непредсказуемым прошлым»…
Таким образом, можно утверждать, что событие существует не в прошлом, настоящем или будущем, а в трансспективе, «пронизывает» собой одновременно прошлое, настоящее и будущее. Трансспективность события дает человеку возможность изменить и прошлое, и будущее.

СОБЫТИЕ КАК ЕДИНИЦА ИЗМЕРЕНИЯ ТРЕНИНГОВОЙ РЕАЛЬНОСТИ
Одним из первых в психологии категориальный статус «событию» придал Дж. Гибсон, основоположник экологического подхода. Е.И. Головаха и А.А. Кроник, исследовавшие проблему психологического времени личности, выдвинули идею «событийного подхода» в планировании и оценке жизненных перспектив. Событийный подход к пониманию сущности тренинга плодотворно разрабатывает Ю.М. Жуков (2004, с. 162): «Дальнейшее углубление в проблему дает возможность высказать предположение, что предметом групповой работы является некий событийный ряд или, точнее говоря, предмет выстраивается вокруг некоторых событий. И тогда основной технологией будет, во-первых, организация событийного ряда и, во-вторых, его интерпретация. Именно протекание события, а конкретнее — наличие сопряженных во времени и пространстве переживаний происходящего-приключающегося в группе, и является предпосылкой и почвой для контакта и коммуникации индивидуальных сознаний. Такое понимание сущности групповой работы позволяет уточнить ее цель и видеть эту цель как достижение большего понимания реальности посредством ее конструктивной интерпретации-воссоздания в живых событийных формах».
Он выделяет ряд последовательных этапов в работе с событием: 1) идентификация — вычленение события из потока жизни, ответ на вопросы: что? где? когда? случилось; 2) интерпретация — выявление причин, условий, механизмов развертывания событий и их возможных следствий; 3)квалификация — помещение события в контекст модели потребного будущего (помогает оно или мешает его достижению).
Любопытно, что категория события как единицы тренинговой реальности связана с другой категорией, разрабатываемой в рамках понятийного аппарата психологической антропологии (В.И.Слободчиков, Е.И. Исаев) — со-бытия. Со-бытие есть то, что развивается, результатом развития чего оказывается та или иная форма субъективности. Источником развития выступают со-бытийные общности. По мнению создателей этого направления, со-бытийные общности должны быть осмыслены как «живые органы» психических способностей, как особые каналы, связующие человека с теми пластами культуры, в которых данные способности опредмечены.
Соответственно, сам ход развития, как полагают В.И. Слободчиков, Е.И. Исаев, состоит в возникновении, преобразовании и смене одних форм совместности, единства, со-бытия другими формами — более сложными и более высокого уровня развития. Со-бытие — абстракция, схватывающая далее неразложимое генетически исходное отношение процесса становления и развития человека. Категория со-бытийной общности позволяет преодолеть односторонность двух полярностей — абсолютного индивидуализма и не менее абсолютного коллективизма.
Событийный подход к пониманию человеческой жизни великолепно отражается в одной грузинской притче.
Говорят, где-то на Кавказе есть старое кладбище, где на могильных плитах вместо эпитафий можно встретить примерно такие надписи: «Гиви Абашидзе. Родился в 1820 году, умер в 1858 году. Прожил 3 года…», или «Нугзар Гаприндашвили. Родился в 1840 году, умер в 1865 году. Прожил 120 лет…», или «Отар Капридзе. Родился в 1810 году. Умер в 1892 году. Вообще не жил…»
Понятно, что такие надписи — не следствие арифметических ошибок. Просто таким образом односельчане оценивали насыщенность событиями и общую ценность жизни данного человека.

СОБЫТИЯ ТРЕНИНГА НА ШКАЛЕ ВРЕМЕНИ
События, происходящие на тренинге, можно типологизировать разнообразными способами. Исходя из данного определения, наиболее естественным представляется использование критериев времени и пространства, указывающих на то, когда и где реализуется активность участников.
Какие события — с временной точки зрения — проявляют себя на тренинге?
Во-первых, это события, произошедшие с членами группы до тренинга. Это могут быть события приятные и неприятные, дающие уверенность в себе (ресурсные) и психотравмирующие, конструктивные и деструктивные, внутренние и внешние. Клиент может прийти на тренинг, «неся в себе» пережитое им событие, и именно с этим событием надо будет работать в группе.
Во-вторых, это события, случающиеся (происходящие) на тренинге. Имеются в виду те события, которые отвечают знаменитому принципу «здесь и теперь». Это могут быть инсайты и катарсисы, реальные конфликты, «прочувствование» другого человека и многое другое. Без таких событий немыслима реализация принципа эквивалентности психологических структур деятельности, которую клиент хочет освоить, и деятельности на тренинге, а значит, сомнительно осуществление реальных изменений клиента.
В-третьих, это события, которые пока не произошли, но желательно их осуществление после тренинга. На тренинге такие события конструируются, моделируются, как бы «проживаются заранее». Они могут осуществляться в форме репетиции поведения и формирования некоторых умений. Происходя в тренинговой реальности, эти события направлены в будущее.
О значении событий прошлого и настоящего и их интересном сочетании говорит одна чудесная притча.
Однажды два монаха, принявшие обет строгой аскезы, подошли к небольшой реке и только собрались перейти ее вброд, как появилась молодая женщина и попросила монахов помочь ей перебраться через реку.
Младший монах был в растерянности, а старший недолго думая подхватил женщину на руки и перенес через реку. Поблагодарив за помощь, женщина удалилась, а монахи отправились дальше.
Придя в себя, младший монах набросился на своего старшего товарища: «Как ты мог? Мы дали строжайший обет даже не приближаться к женщинам, а ты взял ее на руки!.. Прижимал к себе!..» Его негодованию не было предела. Он неустанно бранил и бранил своего спутника, а тот молчал и невозмутимо шел дальше.
Наконец старший монах остановился, с улыбкой посмотрел на своего продолжавшего кипятиться товарища и сказал: «Я нес эту женщину на руках всего пять минут и давно забыл об этом, а ты несешь ее уже два часа!»

СОБЫТИЯ ТРЕНИНГА, ПРОИСХОДЯЩИЕ В ПРОСТРАНСТВЕ
Где могут происходить события?
Во-первых, в пространстве внутреннего мира человека (будем называть его психологическим пространством). Следует оговориться, что выделение такого «внутреннего события» достаточно условно, поскольку происходящие в человеке изменения почти всегда находят внешнее выражение, и наоборот, — события, происходящие, например, в социальном плане, неизбежно превращаются в события внутреннего мира. Однако имея в виду цели практического применения, удобно пользоваться таким разделением.
Во-вторых, события могут происходить в пространстве дискурса. Дискурс (от франц. discours — речь) — связный текст, взятый в событийном аспекте, в ситуации целенаправленного социального взаимодействия и влияния экстралингвистических, прагматических, психологических и других факторов. Часто дискурс называют речью, «погруженной в жизнь», и поэтому указанное понятие порой распространяют на все виды прагматически обусловленной и различающейся по своим целеустановкам речи.
Дискурс трактуется как актуализация текстуальной конструкции с точки зрения ментальных процессов и экстралингвистических факторов. Дискурс связан, с одной стороны, с конкретной прагматической ситуацией (интервью, психотерапевтическое взаимодействие, светская беседа, признание в любви и пр.), а с другой — со всей совокупностью характеристик речи участников коммуникации: с этническими, психологическими, социокультурными правилами и стратегиями порождения и понимания речи в тех или иных условиях, определяющих темп речи, связность субъективного и общепринятого, нового и известного, меру спонтанности и т.д.
Дискурс в контексте тренинга понимается как некий «живой текст» взаимодействия участников тренинга между собой. Практически всегда пространство дискурса может быть рассмотрено как особый — текстовый — мир, мир коммуникации, существующий не во внутреннем психологическом пространстве участников и не в физической реальности (внешнее трехмерное пространство не имеет для дискурса особого значения). Поэтому события, происходящие в пространстве дискурса, следует рассматривать как особый тип события.
В-третьих, события могут происходить в физическом пространстве помещения, в котором проходит тренинг. Это события, которые связаны с двигательной активностью участников, с реализуемой ими деятельностью во внешнем плане. Моторные акты, осуществляемые членами группы, в отличие от двух предыдущих способов разворачивания событий, требуют уже реального, физического пространства.
Наиболее распространенная форма пространственной организации участников тренинга — круг (хотя есть такие виды тренингов, где круг может вообще не использоваться, например — в бизнес-тренингах).
Почему круг? Причин много. Это идеальная геометрическая фигура. Это известный с древности, смыслово и метафорически насыщенный знак. Это сильнейший архетип. Это простейшая возможность оказаться всем лицом к лицу. Это наиболее удобная для общения форма. Это символ равенства.
Однако при работе с разными пространствами следует менять и пространственное расположение участников:
1) при работе с пространством внутреннего мира лучше попросить участников покинуть круг (или развернуться спиной к кругу);
2) при работе с пространством дискурса работа в кругу оптимальна;
3) если события должны актуализироваться в физическом пространстве помещения, круг лучше вообще ликвидировать, отодвинув стулья к стенам.
Таким образом, рассмотрение возможных типов событий по осям времени и пространства приводит к выделению четко ограниченного числа возможных видов событий, актуализирующихся в процессе тренинге. Таких видов событий всего девять, поскольку события, произошедшие до тренинга, случившиеся на тренинге и конструируемые для использования после тренинга (каждое) могут быть репрезентированы в психологическом пространстве, пространстве дискурса и пространстве физической реальности.
Проще говоря, возникает девять возможных сочетаний временных и пространственных характеристик событий. Тренинг будет тем насыщенней, чем большее число разных видов событий на нем окажутся представленными.

ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ ДЛЯ САМОКОНТРОЛЯ:
1. Дайте определение тренингового метода. Раскройте существенные признаки этого понятия.
2. Объясните, что означает каждый из принципов реализации тренинговых методов: принцип событийности, принцип симболизма, принцип трансспективы.
3. Почему категория события может рассматриваться как единица тренинговой реальности?
4. Опишите, какие события могут быть выделены с учетом параметров времени и пространства. Приведите примеры таких событий.

игры, тренинги, Самопознание

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь